Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

hand

эра невинности

Когда у ребенка появляются политические взгляды... то есть политических взглядов у таких маленьких детей, конечно, нет, это тени от взрослых разговоров... но когда ребенок начинает выражать политические взгляды, твои собственные причем, говорить обо всем об этом, думаешь: "Прощай, эра невинности".
hand

"к немцу надо особенно привыкать"

Посвящаю эту цитату моим друзьям, недавно переехавшим на постоянное место жительство в г.Берлин.

Берлин, например, произвел на меня самое кислое впечатление, и пробыл я в нем всего одни сутки. И я знаю теперь, что я виноват перед Берлином, что я не смею положительно утверждать, будто он производит кислое впечатление. Уж по крайней мере хоть кисло-сладкое, а не просто кислое. А отчего произошла пагубная ошибка моя? Решительно от того, что я, больной человек, страдающий печенью, двое суток скакал по чугунке сквозь дождь и туман до Берлина и, приехав в него, не выспавшись, желтый, усталый, изломанный, вдруг с первого взгляда заметил, что Берлин до невероятности похож на Петербург. Те же кордонные улицы, те же запахи, те же... (а впрочем, не пересчитывать же всего того же!). Фу ты, бог мой, думал я про себя: стоило ж себя двое суток в вагоне ломать, чтоб увидать то же самое, от чего ускакал? Даже липы мне не понравились, а ведь за сохранение их берлинец пожертвует всем из самого дорогого, даже, может быть, своей конституцией; а уж чего дороже берлинцу его конституции? К тому же сами берлинцы, все до единого, смотрели такими немцами, что я, не посягнув даже и на фрески Каульбаха (о ужас!), поскорее улизнул в Дрезден, питая глубочайшее убеждение в душе, что к немцу надо особенно привыкать и что с непривычки его весьма трудно выносить в больших массах.

Ф.М.Достоевский. Зимние заметки о летних впечатлениях
hand

в народ

Вчера в поликлинике случилась очередь, и я в этой очереди пообщалась с народом. Народ был представлен двумя нестарыми отставниками. Один был активен, второй ему поддакивал, но с каким-то ироническим выражением лица и похмыкиваниями. Началось с того, что я открыла ноутбук, собираясь немного поредактировать сохраненный на нем текст.

- Вот так они и революции свои организовывают, - сказал народ.
- Да, именно так, - сказала я.
- Ну и что, где на этот раз будете собираться?
- Не знаю, у меня нет интернета.
- Да посмотрите на девушку, - сказал один представитель народа другому, - она вон худая, наверное, бедная, она в такие места не ходит.
- Не хожу, - сказала я, - дел много, а то бы пошла.
- Сегодня ваш лагерь разгонят, - сказал народ, - в двенадцать.
- Да уже разогнали, - сказала я, - в шесть утра.
Тут они, надо отметить, несколько удивились.
Collapse )
Тут я поняла, что судьба предоставляет мне шанс, и я не могу его упустить, как упустила секретарша в министерстве культуры, которой позвонили и спросили "Это прачечная?"

Я посмотрела оставнику в глаза и спросила:
- Где же я могу получить свою долю?
hand

и о политике

1. Какая глупость запрещать минареты. Совершенно средневековое отношение: живите, но не высовывайтесь. Сразу вспоминается мусульманский статус зимми. И запрет строить синагоги выше церквей.
Народ так радуется итогам швейцарского референдума, как будто Бен Ладена арестовали или какую террористическую организацию запретили. А на самом деле этот запрет выражает бытовую ксенофобию и дает лишний аргумент ксенофобской же радикальной исламской пропаганде.
Конечно, в Швейцарии демократия, имели право голосовать как хотели. Вот и посмотрим, что будет.

2. Какая странная идея - проявлять милосердие к нацистским преступникам, которых отлавливают и судят в 80 лет. Если человека подозревают в убийстве, никто почему-то не призывает отпустить его из милосердия. А если в убийстве нескольких тысяч - сразу жалко его как-то, бедного дедушку. И тысячи эти уже ничего не скажут, можно проявить милосердие за их счет. Это я в данном случае про Демьянюка. Его отпустили из Израиля, отменив смертный приговор за недостаточностью улик (Википедия пишет про 18 независимых свидетелей, которые опознали его как «Ивана Грозного», но этого суду не хватило). Сейчас появились новые улики. Если его справедливо было отпустить, то сейчас справедливо судить снова. И как-то не видно, чтобы он раскаивался.